Интервью солдата-раба

История солдата Андрея Попова неожиданно стала последней надеждой для огромного количества матерей. Уже после первой публикации в редакцию начались звонки: «А вдруг и мой сын жив?». Оказалось, что Андрей — далеко не единственный пропавший солдат. Но пока лишь один из немногих, кому удалось вернуться.

Едва появившись в Ершове, он оказался за решеткой. Родина, о которой Андрей грезил все эти 11 лет, объявила его дезертиром. Мужчину отправили в изолятор временного содержания и лишь спустя восемь суток начали заниматься расследованием его дела. Немного отойдя от шока, «дагестанский пленник» согласился без купюр рассказать свою историю.
— Андрей, есть разная информация по поводу вашего исчезновения. Расскажите, как вы пропали?
— Да, действительно, раньше меня просили все не озвучивать в интересах следствия, теперь сказали, что можно. У нас в части солдат периодически отвозили работать на чьих-нибудь дачах. Обычно это делалось в выходные, в наше личное время, когда командования в части не было. Нам ничего не платили, но офицеры, видимо, получали за это деньги. Приезжал человек в штатском, забирал бойцов, потом возвращал. Работа была разная — то фундамент залить, то огород вскопать, то что-то строить. Так было и в тот раз. Дача находилась в 40 минутах езды от части, владелец — кавказской национальности. Я сделал работу, меня посадили обедать. Налили стопку «пей»! В принципе, нам в выходные это разрешалось. Я выпил и отключился.
— Почему?
— Ну, видимо, мне что-то подсыпали. Скорее всего, клофелин. Потому, что приходил в себя долго и мучительно, голова раскалывалась. Таких же, как я было человек 16. Правда, я один военный, остальные гражданские. Мы ехали в грузовом вагоне почти сутки, нас просто закрыли. Оставили в углу воду и хлеб. Потом, когда привезли, дверь открыли — вплотную к вагону стоял автобус. Бежать было некуда! Нам объяснили «вы тут никто, и искать вас не будут».
— А как организована работа на заводе, и что вы там делали?
— Там, где я был, работало около 800 человек, поделенных на бригады. Подъем в пять утра, отбой в десять вечера. Я работал на ленте, перекладывал с нее кирпичи на стол, с которого их отправляли потом в печь. Каждый сырой кирпич весит 28 килограммов, а за сутки при средней нагрузке завод выпускал около 50 тысяч штук. Нас на ленте всего пятеро стояло, то есть по 10 тысяч кирпичей в сутки на каждого. Дружить ни с кем не получалось, максимум — успеешь перекинуться парой слов. Вечером просто падаешь и выключаешься от усталости.
— Что-нибудь из благ цивилизации было? Как за собой следили?
— Спали сначала в вагончиках, в 2005 году нам разрешили построить себе барак. Мылись в душе, он был один на все 800 человек. Но если себя забросить — сгниешь заживо. В месяц нам выдавали два лезвия. Ну, знаете, раньше такие раскручивающиеся станки пластмассовые были? Вот для них. Их хватало ровно на два раза, поэтому все ходили заросшие.
— А чем кормили?
— Перловка, сечка, чай. Еда была ужасная, и ее постоянно не хватало. Засыпал и просыпался голодный. Спасали сигареты. Нам в неделю выдавали три пачки «Примы», и мы глушили ими голод. Сейчас вот никак не могу накуриться. И желудок еле живой. Мне родные привозят нормальную еду, а организм не принимает. Чуть жирнее что-то съел, уже плохо! Поэтому сижу на кисломолочных продуктах сейчас.
— Расскажите про свои побеги. Ведь удалось вырваться только с третьего раза?
— Да, с третьего. В первый раз я ушел метров на 500, вернули, избили. Во второй — добежал до местного отделения милиции. Меня посадили в машину и отвезли, не поверите, обратно на завод! Они знают про него, все решено, все куплено! Тогда меня очень сильно избили. Выбили челюсть, сломали руку, ребра. Я лежал и не мог встать, мне помогали такие же рабочие. В больницу там никого никогда не возят.
— А кого-то еще пробовал убежать?
— Конечно! Но там в качестве охраны молодые дагестанцы из местных. Они все занимаются единоборствами. И сбежавший человек для них — как боксерская груша! Избивают до полусмерти и бросают. А утром человека уже нет. Спрашиваешь — где он? А они усмехаются «убежал»! Ну как полуживой человек убежать может?
— Как вы там с ума не сошли...
— Не знаю. Все время думал о доме, о маме, о братьях. Очень хотел к ним, скучал. Когда совсем плохо было, обещал себе, что обязательно выберусь. До армии я встречался с девушкой, но перед уходом осознанно порвал отношения. Потому что, два года — большой срок. Редко кто дожидается. А так — хотя бы не обидно будет. Но, если честно, о ней тогда тоже думал. Как она? С кем?

Русский человек, способный работать, в Дагестане стоит 10-15 тысяч рублей. Нас покупали, вербовали, крали. Кому-то обещали сбор яблок, кому-то большие зарплаты. А в итоге, все оставались без документов, ни о каких деньгах речи вообще не шло. А работали как проклятые.
— Так все-таки, как удалось сбежать?
— Есть человек, дагестанец. Он служил в Саратове, и жена у него русская. Он и помог сбежать. Не только мне, но и еще нескольким парням. Он вывез меня оттуда и выпустил. Фамилию я естественно говорить не буду.
— А что дальше? Как будете жить?
— Сначала надо доказать, что я не дезертир. Я даже не думал, что так будет. Я надеялся, что меня ищут… Но ничего, есть свидетель, такой же пленник. Только его вытащили оттуда раньше, чем меня. Он меня опознал. А потом — буду устраиваться на работу, женюсь. Раньше хотел служить в армии, или в милиции работать, а теперь не хочу. Разочаровался. И еще — за себя я уже не боюсь, боюсь за тех ребят, что там остались. Там их очень много, из Саратова, Питера, Москвы. Их надо оттуда вытаскивать. Надо прикрыть эту лавочку. Вот этим и займусь! Их же тоже кто-то любит и ждет домой...

по материалам КП
14.09.2011 в 10:54
Обсудить у себя 2
Комментарии (16)
И что это сенсация что ли? Это не только в Дагестане. Под питером таких заводов с рабами полно. Рулят везде этнические преступные группировки, рабов отлавливают в пригородных электричках из числа опустившихся людей. Шьют они в контрафакт, диски контрафактные лепят, да много чего. И всё это имеет таку крышу, что лучше не связываться. У меня два охранника сидели на объекте, и сдуру увидев как отлавливают беглых рабов за них вписались. Ты прикинь сколько бабла мне пришлось отмаксать чтоб их не грохнули! Уволил их естественно, но сначала отмазал. Я своих не бросаю. Просто не надо лезть туда где решить всё равно ни чего не сможешь.
Если это правда, значит РФ — не государство с конституционными правами граждан, а некая рабовладельческая империя, где рабами являются коренные жители центральных областей (2/3 населения), а рабовладельцами этнические жители окраин.
Если ты успешный человек, то тебя ни кто в рабы не заберёт. Это удел опустившихся и нмщих. Они же когда отлавливают смотрят, им тоже проблемы не нужны. Если видно что за человека ни кто не впряжётся, то берут. Берут обычно тех кого искать не станут. А если и станут, то «по ментам» а менты в доле, это не страшно. Не ходи как гопник, не катайся в прикиде «с рынка» на последних электричках, и будет тебе счастье.
Думаю, закон в государстве должен быть един для всех, беззаконное государство не нужно. Этот беспредел может оказаться могильным камнем для РФ
Могильный камень РФ это каставость и клановый принцып обогащения.
В рабы обратили не бомжа, а солдата-срочника. Пишут, что на чеченской войне это был рядовой случай. Армия, которая продает своих солдат — не армия, а сброд.
А чем солдат срочник для них лучше бомжа? Неудачник- не сумевший откупится от армии.
думаю, пидоров ныне потому много развелось, что настоящих мужиков осталось мало (мужиков, которые прошли службу в армии, а не прятались за папкиной спиной, да мамкиной юбкой)
Зато пидоров в рабы не берут. Если уж их родители нашли бабло от армии отмазать, значит найдут бабло что бы нанять агенство разыскать и наказать похитителей без юридической волокиты
Слабое утешение, хотя ныне пидоров стало много и они в фаворе — очень заразная оказалась страстишка...
История Содома — Гоморры — Ниневии… Сен-Пьера ничему не учит, значит в этот ряд скоро встанут Мск и Спб.
16 сентября в СПБ пройдёт саммит христиан нетрадицтонных ориентаций под лозунгом «нет! гомофобии в церкви».  По твоей логике Питер должен утонуть. Чтож, посмотрим
Христианство не совместимо с содомией. За такие «развлечения» (содомию) надлежит отлучение от церкви, аще не покаются окаянные и не перестанут срамить естество.
В Петербурге есть приходы для «прихожан с нетрадиционной ориентацией» Московской Патриархии. Как сказал патриарх «мы должны с терпимостью относится к пастве нетрадиционной ориентации».
говорят, Кирилл тоже из них (нетрадиционный)
Вряд ли. Во первых он женат и имеет сына, во вторых я его неоднократно видел не по телевизору Голубые так вожделенно на коленки журналисток не пялятся. Это взгляд настоящего самца, пидор на это не способен.
бывают всякие, типа «и нашим и вашим» (би) в любом случае, покровительство содомии со стороны Православной церкви — нонсенс. Или церковь не православная или пидоры не пидоры
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Алексей М
Алексей М
Был на сайте никогда
Читателей: 83 Опыт: 0 Карма: 1